О стерилизации


Для того, чтоб появился на свет новый котёнок или щенок, хватит одного побега вашей красавицы за дверь и двух месяцев после. Для того, чтоб появился новый хозяин, нужно минимум 25 лет — человек должен вырасти, выучиться, устроиться на работу, иметь отдельное жильё — так как у его родителей наверняка уже есть кошка или собака, а то и то и другое вместе, при чём желательно жильё в собственности, так как арендодатели всё чаще против животных в сдаваемых ими квартирах.

Он должен не иметь аллергии и разъездного характера работы, и его супруги/дети в дальнейшем так же не должны иметь аллергию или просто острую нетерпимость к животным. Наконец, он должен не бояться трудностей с воспитанием юного существа — маленький котёнок или щенок может драть обои, гадить не только туда, куда положено и постоянно требовать внимания. Итак, в городе 2 миллиона человек. Вычтите из них тех, кто уже особачен и окошачен, и не готов брать в дом второе или даже третье животное. Вычтите несовершеннолетних детей. Вычтите семьи, живущие в съёмном жилье. Вычтите семьи, имеющие аллергика или просто не терпящего животных. Вычтите душевнобольных, алкоголиков и наркоманов, кому вы вряд ли осмелились бы доверить детёныша от вашего питомца. Кажется, что остаётся всё равно немало. Но и котята и щенки рождаются тысячами.
Когда вы говорите, что так заведено природой и не нам её, эту природу, менять, вы не учитываете двух очень важных вещей. Во-первых — природу человек давно изменил. В том числе природу своих четвероногих друзей. Человек начал менять природу в тот момент, когда взял плуг, когда приручил первых животных — парнокопытных, птиц, кошек, собак. И все они — уже давно не те, что их дикие родственники. Домашняя корова — не дикий буйвол, ваша собака — не волк, и ваша кошка, даже если это обычная полосатая мурка — не дикий камышовый кот. В дикой природе никто из них не выживет. А уж если ваша любимица — той-терьер, чау-чау, перс, сфинкс — о «вмешательстве в природу» неэтично говорить, человек вмешался в природу, когда выводил эту породу.

Во-вторых — если уж вы примеряете на животных свои переживания, если полагаете, что ваша кошка/собака любит своих детей точно так же, как вы своих, и точно так же будет переживать, если окажется бесплодной — ответьте, сколько вы сами намерены иметь в своей жизни детей? В принципе человеческая женщина способна рожать каждый год по ребёнку, в ней это тоже очень даже заложено природой. Теперь представьте, что будет, если каждая женщина детородного возраста начнёт рожать КАЖДЫЙ ГОД. Ни один мужчина никогда не сможет прокормить и обеспечить столько детей. Никаких больниц, ясель, детских садов и школ не хватит на такое количество детей, на такое количество народа не хватит работы, не хватит продовольственных и непродовольственных товаров, а в скором времени — и места на планете. В прошлом, когда эффективных методов контрацепции у людей не существовало, регуляторами численности биологического вида «человек» были эпидемии и войны. Итак, хотите ли вы родить в среднем 20 детей, чтобы половина из них умерла ещё в детстве от недокорма и болезней, а из оставшихся половина погибла на войне? Так почему вы хотите, чтобы это делало ваше животное?

А в их жизни примерно это и происходит. Механизм воспроизводства — очень упрямая и инертная вещь. У человеческой женщины менструации наступают каждый месяц лет с 13 и вплоть до климакса, хотя объективно ей это совсем не нужно, она родит не ранее 18 лет и родит за свою жизнь одного, двух, максимум трёх, но никак не 10-20 детей. А они приходят. На всякий случай, положено им так. Однако мы почему-то против секса у несовершеннолетних и осуждаем людей, пренебрегающих контрацепцией. Хотя природа. Просто мы понимаем, что рождение ребёнка — это ответственность. И противодействуем механизму воспроизведения, работающему в данном случае против нас. Так вот, у диких предков кошек и собак срок жизни был гораздо короче — 3-5 лет. И задача стояла — успеть спариться и оставить потомство до того, как станешь, например, жертвой более крупного хищника. И в помёте выживали единицы — самые сильные и приспособленные. Прочие — какими бы хорошенькими и сладкими они ни были — умирали от недоедания, болезней, съедались хищными животными или птицами, а иногда цинично забивались родителями — оставлялись самые перспективные, на кого стоит тратить ресурсы. И вообще-то жизнь у выживших была далеко не идиллическая. Добываешь пропитание, спариваешься, выкармливаешь потомство, борешься с врагами, умираешь. Всё. Никакой лирики. Времена изменились, вокруг давно не тёмный лес, еда даровая, тепло в хозяйском доме даже зимой. А механизм размножения остался прежним, рассчитанным на непродолжительную жизнь и высокую детскую смертность — кошка рожает в среднем два раза в год по 5 детёнышей, собака — раз в год, зато до 18 щенков, проходит полгода для котят, год для щенят — и подросшие детёныши готовы рожать своих. И делать они это могут до самой своей смерти, любящие математику да посчитают, КАКАЯ тьма тьмущая в итоге получается. Именно такая, которая скитается по улицам и помойкам города. Если вы полагали, что бездомные кошки и собаки — это какой-то совершенно другой вид, с вашими домашними любимцами никак не связанный — то вы ошибались. Только небольшая часть из них — бездомные во втором или третьем поколении, из рождённых на улице выживают единицы — потому что плохое и нерегулярное питание, болезни, паразиты, злые собаки, машины, отлов, хулиганы. Большая же часть — это животные, рождённые дома. Это хорошо видно по их поведению — они ласкаются к человеку, принесённые в дом, они легко находят лоток. Попали на улицу они разными путями — кто-то убежал и потерялся, а хозяева не сумели (или не захотели) его найти. Кто-то не вписался в новую жизнь хозяев — переезд, бракосочетание, рождение ребёнка. Кто-то (касаемо собак) вырос несколько крупнее, чем рассчитывали, и вообще оказался не породистым, каким покупался, а метисом.

У кого-то хозяева умерли, а наследникам нужна была квартира, а не осиротевшее животное. А кто-то был рождён таким же продолжением и наследием домашней любимицы, но проиграл в конкурсе на отдельный тёплый дом и любящие руки. Его не выбрали. На него не хватило. И он оказался на улице — а где же ещё. Не потому, что хозяева его матери — жестокие и безответственные люди, хотя и поэтому тоже. Потому, что на ВСЕХ рождающихся животных хозяев просто нет.

Природа, в которую вы «не желаете вмешиваться» — отнюдь не добра. В ней нет места гуманизму. В ней выживает сильнейший. И если котёнок или щенок, попавший на улицу, не оказался сильнейшим — он обречён. И природа не припасла для него тихой блаженной кончины, он будет умирать мучительно. От вирусного перитонита или кальцивироза, от голода, от отравления подмешанным в пищу ядом, от пули, под колёсами машины, в зубах собаки. Он замёрзнет зимой в снегу или получит тепловой удар в летний зной. А может быть, его живьём сожгут малолетние отморозки. Вы можете, потряся головой, чтоб отогнать кошмарные картины, решить, что уж с вашими лапулечками никогда такого не случится, вы их отдадите ТОЛЬКО в проверенные руки. А теперь представьте, что все остальные тысячи хозяев решили так же. Зачем производить на свет больше животных, чем объективно можно пристроить? Зачем заставлять их играть в жестокую лотерею, в которой один выигрышный билет против сотен проигрышных, а проигрыш — жизнь?

Вместо того, чтоб придумывать, что, по вашему мнению, думает и чувствует ваше животное, разберитесь, как оно устроено и что оно на самом деле способно испытывать, а что — нет. Животные — не люди. Они не влюбляются и не женятся — они спариваются. Самка выбирает самца не потому, что очарована его глазами или характером, а потому, что он сильный и он порвал сопернику в драке ухо, а не ему. И никакой любви и верности она ему не обещает — в одном помёте могут быть детёныши от разных отцов. Животные не заводят детей — они производят потомство. Не потому, что они кого-то хотят любить, а потому, что им так велит инстинкт, против которого не попрёшь. Самка бежит на писк голодного детёныша не потому, что осознаёт свой высокий долг матери, а потому, что он таким образом воздействует на её нервную систему. Когда детёныши подрастают и становятся самостоятельными, они теряют для матери интерес. Животные не хранят семейные связи и не навещают внуков. И через полгода-год способны спариться со своими однопомётниками или детёнышами, потому что морального барьера против инцеста у них так же нет. Человек испытывает удовольствие от секса, потому что у него есть сознание и он способен отказаться заниматься тем, что ему неприятно. Животное — неспособно, поэтому насчёт него природа не тратилась на такой механизм. Процесс спаривания у животных малоприятен, а иногда и травматичен. А инстинкт заботы о потомстве может давать сбой, и самка бросает новорожденных детёнышей, и опять же не испытывает угрызений совести. Все моральные надстройки — изобретение человека, животным они неведомы.
Зато вот заболевания половых органов и заболевания, передающиеся половым путём, им очень даже ведомы. И однажды ваша очаровательно растолстевшая мадам может оказаться вовсе не беременной, а больной пиометрой. Там не детишки, там ведро гноя. И вы ещё можете спасти вашу любимицу — путём всё той же стерилизации, только шансы на восстановление здоровья теперь много, много меньше. А ваш кобелёк, которого вы отпускали «поискать невест», может однажды принести на половом органе вырост, напоминающий по форме цветную капусту — венерическую саркому. Потребуется курс химиотерапии, чтобы избавить его от этого «подарочка».
Качественной контрацепции у животных не существует! Препараты вроде «Секс-барьера» вызывают гормональный дисбаланс и многократно повышают риск кисты, рака, пиометры. Иногда бывает достаточно одного приёма. Стерилизация останется вашим единственным выходом, когда вы захотите спасти жизнь своего животного, только сил и средств потребуется уже гораздо больше.

Мнение, что животному необходимо хотя бы один раз родить «для здоровье» — абсолютно зловредный миф. Роды ещё никому не добавили здоровья, тем более что патологии беременности у животных тоже встречаются. Если ваша красавица не сможет сама разродиться — в лучшем случае вам придётся везти её на кесарево. Если плоды успеют начать разлагаться в утробе — вы рискуете потерять ваше животное.
Половые гормоны — вовсе не «друзья» организму животного, как вы думаете, природе незачем, чтоб животное жило долго. С каждым выбросом гормонов организм изнашивается. Стерилизация, проведённая до первой течки, обнуляет риск пиометры, рака матки и яичников и сводит к минимуму риск рака молочных желез. И исключительно благотворно влияет на поведение и общее состояние животного — оно не успевает узнать, что такое это жёсткое «надо» полового инстинкта. Оно не кричит, не метит, не срывается с поводка за течной сукой. Вы отнимаете у животного вовсе не «радость», а вечную проблему. Ваше животное дольше проживёт, будет спокойнее и здоровее. Оно не потеряет охранных и охотничьих качеств — они не зависят от половых гормонов. И вовсе не будет ленивым и толстым, если, конечно, вы в состоянии контролировать его рацион и заставлять больше двигаться — тем более что стерилизованные животные гораздо более игривы и более привязаны к хозяину, чем нестерилизованные. Итак, стерилизовав своё животное, вы сделаете благое дело сразу многим:
— самому животному, избавив его от перспектив, убежав на поиски партнёра, погибнуть или получить тяжкие увечья, подцепить нехорошее заболевание и рано умереть
— себе — избавив себя от воплей, потёков на стенах, попыток сношать вашу ногу и нередко агрессии по отношению к вам или вашим близким
— окружающим — во-первых, животное в период гона, особенно это касается собак, может проявлять неконтролируемую агрессию, во-вторых, избыточное потомство, попав на улицы города, никого там не обрадует.
Стерилизация не более опасна, чем любая другая операция. Если вы действительно любите своё животное и беспокоитесь о его здоровье — оно у вас хорошо питается, не имеет паразитов, ему проставлен весь комплекс прививок. Если вы считаете всё это излишним — вы каждый день рискуете жизнью своего животного без всяких операций.

автор — David Sheridan

Комментарии: